«Комсомолке» удалось выяснить детали шокирующего происшествия и поговорить с пострадавшей [фото побоев, 16+]Профессию врача-педиатра, кажется, впору отнести к наиболее опасным для жизни, ведь разгневанные родители порой не гнушаются поднять руку на медика, даже если перед ними женщина, а на дворе – 8 марта. Именно такая шокирующая история произошла в Кишиневе, в Городской детской больнице №1.

Ирина Кобзарь – пострадавшая, врач высшей категории, ассистент кафедры педиатрии, дежурившая в больнице в Международный женский день, и А.Т. – подозреваемый, ее избивший, и бывший, по его словам, полицейский.

С целью детально изучить столь шокирующий случай, мы решили пообщаться с потерпевшей, которая во всех подробностях рассказала нам о случившемся. Итак, обо всем по порядку.

Недовольство родителей, врачу – смерть?

Причиной конфликта послужило нежелание родителей писать отказ от продолжения лечения в детской городской больнице их трехмесячного ребенка, всего за несколько часов до конфликта находившегося в реанимационном отделении с двусторонней бронхо-пневмонией и дыхательной недостаточностью I-II степени. Родители, возмущенные условиями обычной палаты, куда был переведен малыш, решили забрать ребенка из больницы, решив проигнорировать установленные в таких случаях процедуры юридического характера.

- Из реанимационного в обычное отделение мы перевели ребенка по стабилизации состояния его здоровья. Мать, протестуя против условий, отличных от тех, что имеются в реанимационном отделении, изначально настаивала на переводе ребенка обратно в реанимацию. Хотя я ей и объясняла, что разницы в лечении ее малыша не будет, поскольку оно проводится по стандартным медицинским протоколам, в соответствии с назначениями лечащего врача вне зависимости от того, в какой палате разместят ребенка, — рассказывает «Комсомолке» Ирина Кобзарь.

По ее словам, после мать малыша выразила намерение забрать его в частную клинику.

- Разумеется, право выбора больницы остается за матерью, и мы не можем этому препятствовать, но для того, чтобы она ушла вместе с ребенком, надлежит написать заявление, что родители берут на себя ответственность за состояние здоровья ребенка. При наличии такого заявления, к примеру, снимается периферический катетер. Мама ответила согласием и передала ребенка отцу, вознамерившись написать необходимое заявление.

Однако против этого, по словам Ирины Васильевны, в резкой форме начал протестовать отец ребенка.

- Он начал кричать ей: «Ничего не подписывай, никаких заявлений не пиши!». Вместе с ребенком, с которого даже не сняли катетер, он двинулся в сторону лестничной клетки, перед этим толкнув меня в грудь. Я пыталась его остановить, схватив за рукав. Он развернулся, схватил меня за халат, вытащил на лестничную клетку, где ударил меня несколько раз кулаком по затылку. Я потеряла сознание и упала на лестницу, которая, слава Богу, вела не вниз, а вверх, — говорит пострадавшая.

Со слов медсестер и санитарок, находившихся рядом, мужчина нанес ей, находящейся в бессознательном состоянии, еще один удар — по виску, после чего убежал. Позже этот удар был доказан путем медицинского обследования.

После содеянного мужчина с ребенком покинули здание больницы. Мать малыша выбежать не успела — ее задержали до приезда полиции.

Полицейский приказал мне «романов не писать»

Полицейский приказал мне «романов не писать»

Правоохранители прибыли через 10 минут после случившегося, около 14:50. Полицейских было трое. Старший по званию составил протокол и попросил пострадавшую описать случившееся, однако позже, указав на объемность заявления женщины, возмутился.

- Он сказал мне: «Романов писать не нужно. Вы докажите сперва, что вам были нанесены телесные повреждения, а после – приходите в Комиссариат полиции». На мое возражение о том, что судмедэкспертиза, вероятно, не проводится в выходные дни, он посоветовал мне обратится за оказанием мне этих услуг на следующий день. Но чувствовала я себя плохо. К тому же побои следует снимать тотчас после инцидента, иначе доказать их факт гораздо сложнее, — признается Ирина Кобзарь.

По ее словам, полицейские, прибывшие на место, никого не задержали, мотивируя отсутствием для этого оснований, и «благополучно ушли, унеся с собой составленный протокол».

«Я физически не могла продолжать работать»

По отъезду полицейских, пострадавшая отправилась в Больницу скорой медицинской помощи (далее – БСМП), для медосмотра и оказания медпомощи, после чего ей была выдана справка о необходимости продолжения лечения в амбулаторных условиях.

- В БСМП, где меня осмотрел нейрохирург, мне сделали рентген. Врачи констатировали у меня острую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, множественные ушибы мягких тканей головы и тела, — говорит Ирина Васильевна.

С этим заключением врач и вернулась в больницу, руководство которой она поставила в известность о невозможности продолжать работу из-за плохого самочувствия.

- В глазах троилось, была нарушена координация движений, четырежды рвала! Что уж говорить о боли во всем теле… — признается потерпевшая.

«Он избил меня, а потом призвал не ссориться!»

«Он избил меня, а потом призвал не ссориться!»

Позже, уже вечером, около 18:00, в больницу прибыла вторая группа полицейских, которая привела агрессивного родителя. Правоохранители составили новый, более подробный протокол, опросили свидетелей, сфотографировали место происшествия. Женщина написала новое заявление с просьбой привлечь мужчину к уголовной ответственности в соответствии с действующим законодательством.

- Но он, этот родитель, до этого все приговаривал: «Давайте ссориться не будем, давайте договоримся, я Вам лечение оплачу…» Впоследствии его риторика изменилась, и полиции он заявлял то о том, что я избивала его и ребенка шваброй, находящийся поблизости от места происшествия, что моментально опровергли свидетели; то он заявлял о том, что я об эту швабру споткнулась, упала на лестницу, а швабра эта упала на меня, ударив по голове, получается, три раза! – говорит доктор.

На следующий день потерпевшая отправилась в поликлинику и открыла больничный лист. За тяжестью травм ей был выписан больничный сроком на 21 день. Судмедэкспертиза подтвердила телесные повреждения и выдала соответствующий документ.

- Мне назначили лечение, в первый же день покупки препаратов потратила около 1 400 леев! – признается женщина.

Она подчеркивает, что намерена добиться для своего обидчика наиболее сурового наказания, предусмотренного законодательством в подобных случаях, благо разбирательство уже ведется.

- Хотелось бы добиться наказания для предотвращения таких случаев, которые в последнее время участились. Это 8 марта мне запомнится на всю жизнь. Со мной такое произошло в первый и, надеюсь, в последний раз, — подчеркивает потерпевшая.

КСТАТИ

В этот день факт избиения врача не был единственным. За несколько часов до описанного выше случая был избит врач скорой помощи, доставивший ребенка в Первую городскую больницу. У ребенка были судороги на фоне высокой температуры, в связи с чем родители вызвали медиков. Врач, прибывшая на вызов, была избита родителями, недовольными долгим, как им показалось, ожиданием «скорой».

КСТАТИ

В этот день факт избиения врача не был единственным. За несколько часов до описанного выше случая был избит врач скорой помощи, доставивший ребенка в Первую городскую больницу. У ребенка были судороги на фоне высокой температуры, в связи с чем родители вызвали медиков. Врач, прибывшая на вызов, была избита родителями, недовольными долгим, как им показалось, ожиданием «скорой».

Автор : кп.мд